a:41:{s:2:"id";s:2:"48";s:4:"type";s:8:"document";s:11:"contentType";s:9:"text/html";s:9:"pagetitle";s:14:"Сумерки";s:9:"longtitle";s:35:"цикл стихотворений";s:11:"description";s:0:"";s:5:"alias";s:5:"first";s:15:"link_attributes";s:0:"";s:9:"published";s:1:"1";s:8:"pub_date";s:1:"0";s:10:"unpub_date";s:1:"0";s:6:"parent";s:2:"15";s:8:"isfolder";s:1:"0";s:9:"introtext";s:0:"";s:7:"content";s:44903:"

 

 

                 *  *  *

 

Я тону в лиловых сумерках.

Мне уже не выплыть, мне

Не ослабить лунных судорог

В нарисованном окне.

 

На струне танцуют молнии

Обнажённые как смерть.

Их глаза безумством полные

Ткут из нот тугую сеть.

 

То ли запахи жасминные,

То ли винные пары

Превращают сны невинные

В вальпургиевы пиры.

 

Наливается гормонами

Очерствевшая душа.

Гормональные гармонии

Вызревают не спеша

 

Где-то там, внутри, под корочкой

Пережаренной любви.

Я сложу ладони лодочкой:

Куда хочешь - уплыви!

 

Одарил господь иллюзией -

Не топи её в быту.

Не вяжи сомнений узами

Семикрылую мечту.

 

Сколь гранёными стаканами

Вдохновенье не черпай,

Всё равно оно останется,

Будет литься через край.

 

Всё, что сказано - потеряно...

Не бросай на ветер слов.

Что-то нынче слишком ветрено -

Может это от ветров -

 

Тех, что дуют между пальцами,

Дни и годы унося.

Вечность съёжилась под панцирем,

В пять минут вместилась вся.

 

Сны пришли и сразу умерли

В подподушечном плену.

Я тону в лиловых сумерках.

Я тону, тону, тону...

 

 

                 *  *  *

 

Когда умрёт последний звездочёт,

То ночью над его могилой скромной

Устроят звёзды в небе хоровод,

Все почести воздав ему по полной.

 

И перед тем, как ночь сойдёт на нет,

Одна звезда, из тех, что помоложе,

Сорвётся вниз на крест его, о боже...

И в тот же миг на мир падёт рассвет.

 

Когда умрёт

             последний звездочёт,

То станет вдруг

             весь мир совсем не тот...

 

                 *  *  *

 

Мы только свечи на ветру,

Иллюзий зыбких очертанья,

На перекрёстках мирозданья

Играем в странную игру.

 

Не знаю кто и для чего

Игриво щёлкнул зажигалкой...

Ему-то что, ему не жалко,

А нам с тобою каково

 

В переплетении ветров

Под беспросветными дождями

Хранить своё живое пламя,

Свою случайную любовь?

 

Хранить, лелеять, сберегать

И знать, что это ненадолго,

Что совершенно нету толка...

Но слишком страшно умирать.

 

О боже, что я говорю!

Всё обстоит совсем иначе!

Не верьте! Что вы, я не плачу -

Я просто заживо горю...

 

 

 

              *  *  *

 

Облака вы мои, облака,

Ваша жизнь коротка, но легка -

Беззаботна, беспечна, бездумна...

Вы глядите на мир свысока.

 

Облака вы мои, облака,

Я вонзил бы вам шпоры в бока.

Унесите меня на край света,

Облака вы мои, облака...

 

            *  *  *

 

Небо выпито до дна -

Залпом, чтобы не бояться.

Смерть - она такая цаца,

Ждать не станет ни хрена.

 

Остаётся лишь одно -

Облизать сухие губы.

Смерть облепит наши трупы

Как мушиный рой дерьмо.

 

Нет ни боли ни тепла -

Много ль вырастет на прахе?

Прочь сомнения и страхи,

Прочь рубашки и тела.

 

Кровь разбавлена вином,

Только это не помеха.

Жизнь и смерть как крик и эхо -

Два безумия в одном.

 

Два безумия в одном -

Выбирай себе любое.

Я возьму себе другое -

Что останется. Вверх дном

 

Мир, стакан переверну.

Может, выцежу полкапли,

Полминуты... Впрочем, вряд ли.

Вой, бродяга на луну.

 

От такого бодуна

Не отыщешь панацеи.

Всё, ребята, мы у цели -

Время выпито до дна.

 

 

             *  *  *

 

Я видел свет, я видел свет,

Но знать бы, кто его разжёг...

Порой мне кажется, что бог,

Но чаще кажется, что нет.

 

Я видел свет в душе твоей

И представлял себе наглядно,

Что это отблеск адских доменных печей,

Где все мы будем - ну и ладно.

 

В них черти наши души переплавят

И ничего от нас от прежних не оставят

 

И я не я, и ты не ты,

И нет ни памяти ни снов,

И старый мир как-будто нов,

И мы как-будто бы чисты.

 

И где здесь зло, и где добро

Мы отличить не в состоянье.

И Сатана смеётся, тыча нас в ребро,

На гибель глядя мирозданья.

 

Но мы об этом ничего не знаем,

Как можем, так живём и умираем.

 

 

       *  *  *

 

            Не за горами утро -

            Погасли фонари

            И, кажется, как-будто

            Скажи тебе: "умри",

 

            И ты умрешь с улыбкой

            Застывшей на устах.

            Смерть в нас до пробужденья

            Не вызывает страх.

 

            Нам на глаза упала

            Иллюзий пелена -

            Мы смерть воспринимаем

            Как продолженье сна.

 

            Ну, что случится с нами

            Во сне? Скорей всего,

            Мы просто не проснемся

            И больше ничего.

 

                   *  *  *

 

Улыбка бога словно приговор.

Наперекор всем рекам и рукам

Мы выбрали свой собственный позор,

Оставив славу кольцам и мостам.

 

            Мы превзошли себя,

            Мы снизошли к себе,

            Мы заблудились в собственной судьбе.

 

Растраченное время не вернуть.

Потраченые молью зеркала

Не отразят, не говоря про суть,

Вполне материальные тела.

 

            Мы не были вдвоём,

            Мы не были одни,

            Мы выросли из собственной любви.

 

Забудь о том, что было не с тобой.

Забудь о том, что было вопреки,

И сладкая пленительная боль

Сожмёт в своих тисках твои виски.

 

           Мы сделали аборт,

           Мы сделали апгрейт,

           Мы совершили контрабандный рейд

 

Туда, куда боятся корабли,

Туда, куда не могут поезда.

Не сделав то, что сделать не могли,

Мы заживо сгорели со стыда.

 

Мы вырвали себя у вечной жизни,

Мы вырыли могилу вещим снам.

Мы подчинились собственной харизме,

Как по рукам пойдя по временам.

 

            Мы выдумали мир,

            Не думая о том,

            Что сами в нём окажемся потом.

 

                          *  *  *

 

В укромном местечке

На краешке мира

Под сенью мохнатых

Разлапистых туч

Играю на флейте

Хромого сатира -

А может быть я

Он и есть. Солнца луч,

 

Проникнув сквозь хитро

Сплетённые лапы

Как-будто сквозь латы,

Коснулся руки...

И песня умолкла

На миг, на полтакта,

И вот звуки снова

Чисты и легки.

 

Как-будто и не было

Маленькой фальши,

И флейта бесстыже

Приникла к губам,

И голос чуть хриплый

То ближе, то дальше

Рыдает смеясь:

Не пропал - значит Пан.

 

                     *  *  *

 

Мы догорели, в душах только пепел -

Сгоревших чувств остывшая зола.

Не плачь, когда её развеет ветер,

Освободив уставшие тела.

 

Мы догорели ярко и беспечно,

Мы сотню лет сожгли за эту ночь.

Не надо слёз - ну что такое вечность?

Что делать с ней? Тоску в душе толочь?

 

Мы догорели, мы перегорели.

Мы заплатили сразу и за всё.

Мы кое в чём весьма поднаторели,

Но это нас, как пить дать, не спасёт.

 

Нетленная душа в здоровом теле,

А если тело выдохлось уже?

Ну почему так холодно в постели?

Ну отчего так гадко на душе?

 

Ответа нет ни в голове ни в небе,

И только струны рвутся на лету.

Они-то знают, что такое небыль.

Они-то знают цену за мечту.

 

Они-то знают, но молчать не в силах,

И говорят, как могут, нам с тобой.

Но языка, увы, не знаем мы их,

И струны рвутся, завещая пальцам боль.

 

И закипает кровь, и рушатся основы,

И пламя не щадит ни душ ни тел.

Мы умираем, чтоб родится снова

Из пламени... А ты чего хотел?

 

                   *  *  *

 

Христос воскрес и вам того же.

Невинному прощенья не просить.

Я вышел вон, я сбросил кожу

Змеиную, чтоб крылья отрастить.

 

Пусть говорят, что нету толка -

Рождённым ползать в небе не кружить.

Я чувство ритма с чувством долга

Соединил, чтоб интересней жить.

 

Любовь слепа, любовь как пуля,

Когда захочет, бьёт наверняка.

В горячечном бреду июля

Оплавилась последняя строка.

 

И не понять и не домыслить,

Не вспомнить без натяжек и прикрас,

Что ждёт нас там, за гранью жизни,

Ведь мы там были, были и не раз.

 

Клинок души из ножен тела

Освободив, сдаваться не спешим.

Христос воскрес - так в чём же дело?

Мы то же сможем, если захотим.

 

 

                 *  *  *

 

Я Вам сыграю на свирели -

Вы улыбнётесь мне слегка.

Я нарисую акварелью

На Ваших веках облака.

 

Я ловко вытащу наружу

Всё то, что есть у Вас внутри.

Я сон Ваш девственный нарушу

За четверть вдоха до зари.

 

Я в пальцах скомкаю печаль.

Вам жаль её? А мне не жаль,

 

Ну вот, ни капельки, её богу.

Хотя, бывало, сам порой

Я называл её сестрой

И клал за пазуху в дорогу.

 

И струны рвались на ветру,

И ноты падали на землю.

И их последней воле внемля

Я умирал, а впрочем, вру.

 

Я умирал, но не совсем.

Я становился кем-то. Кем?

 

Не говорите ничего -

Я не желаю знать ответа -

Смотрите, камнем тонет лето

В зыбучих лужах мостовой.

 

Я ненавижу осень, мне

На сердце камнем лёг сентябрь.

Волшебный сказочный корабль

Плывет в небесной глубине.

 

Он разобьётся о закат.

Простите, я не виноват.

 

 

 

 

         *  *  *

 

Я летаю по ночам.

Я летаю, таю...

Исчезаю где-то там...

Где и сам не знаю.

 

Нету крыльев за спиной

У меня, но всё же

Я лечу, о боже мой,

Быть того не может.

 

Я лечу куда хочу

По ночному небу.

Я лечу, лечу, лечу -

Явью стала небыль.

 

Звёзды трогаю рукой

Очень осторожно,

Чтобы не обжечься. Ой,

Руку жжёт безбожно.

 

Утром будут волдыри -

Наплевать, не страшно.

Я летаю, до зари

Время есть пока что.

 

Ткань реальности тонка.

Натяни - порвётся.

Я ныряю в облака,

Я ищу там солнце.

 

А как только нахожу

Сразу возвращаюсь.

И тот час же просыпаюсь...

 

                  *  *  *

 

Выпадут звёзды из дёсен небес -

Их никакой стоматолог не вставит.

Мне наплевать, ангел ты или бес -

Сущность твою осуждать я не вправе,

 

Ибо и сам я не знаю порой,

Кто я  - господь, человек или демон.

Знание зыбко и в зыбкости той

Сам я тону то душою то телом.

 

В ритме безумия плещется джаз,

Нас с головой накрывая в экстазе.

Впрочем, прости, нет, конечно, не нас -

Только меня. Ладно, хватит о джазе.

 

Джаз - это так, чтоб сменить разговор.

Слишком не хочется лезть в эти дебри.

Всё, что горит - всё с размаха в костёр.

Ангелы суть только падшие черти.

 

Всё, что бесценно - пустить с молотка.

Всё, что внутри - взять да вынуть наружу.

Вновь многоточием кончит строка

Путь свой недолгий, неверный, ненужный.

 

Лунным бельмом ночь косится в окно,

Пялится, сволочь, на душу нагую.

Что там, в бокале, вино - не вино?

Может быть кровь? Распознать не смогу я.

 

Да и не важно - всё залпом до дна -

Нечего здесь смаковать до рассвета.

Знаешь ли ты, как сейчас мне нужна?

Знаешь ли, веришь ли, видишь ли это?

 

Мир слишком тесен - искать в нём чудес

Может и глупо, но демон соблазна

Шепчет мне в сердце, что ангел и бес

Дети миров не настолько уж разных.

 

Что если прав он? А если и нет -

Это уже не имеет значенья.

Стрелки бегут, догоняя рассвет,

Не в состояньи замедлить вращенье.

 

Выпадут звёзды из дёсен небес -

Так им и надо и нам вместе с ними.

Мне всё равно ангел ты или бес,

Ибо Любовь выбирает не имя...

 

              *  *  *

 

Рвём когти прочь -

                   Здесь больше нечего ловить.

Здесь даже ночь

                   Давно забыть успела,

Какой он вкус

                   Пожизненной любви.

Я не боюсь,

                   Но мне так надоело,

 

Когда в постели

                   Лёд не тает до утра,

Когда в апреле

                  Опадают листья,

Когда без ветра

                  Пляшут флюгера,

Когда посмертно

                  Тоже, что при жизни,

 

Когда все гости здесь,

                 А ты ушёл в себя,

Когда всё есть,

                 Но ничего не надо.

Давай мы просто

                 Будем жить любя,

Чтоб даже звёзды

                 Выпали в осадок.

 

Давай мы снова

                 Выучимся петь

Ведь, право слово,

                Тошно от обиды,

Что мы как рыбы

                 Пойманные в сеть,

А ведь могли бы,

                Чёрт возьми, могли бы...

 

Давай мы вспомним,

                  Что такое быть собой,

Сорвём все пломбы,

                  Все табу нарушим,

Спасём тела,

                  Не позабыв про души,

Сгорим дотла,

                  Чтоб болью выжечь боль.

 

Не говори -

                Ты знаешь, грош цена словам.

Пусть фонари

                Нам вслед с тобой помашут.

Куда сейчас?

                Туда, где жизнь жива,

Где всё для нас,

                Где есть хоть что-то наше...

 

 

              *  *  *

 

Я забыл, что значит петь.

Ты уснула, ты устала.

Толи осень толи смерть

Нас в силки свои поймала.

 

Трудно ждать, труднее знать -

Ожиданье безысходно,

Ибо реки эти вспять

Течь желают неохотно.

 

Повод есть, а смысла нет,

Да и повод-то ничтожен.

Облаков свинцовый плед

Миру на плечи наброшен.

 

Наша жизнь - осенний лес,

Лес холодный, лес раздетый.

Все надежды гибнут здесь

И спиваются Поэты.

 

Не жалея ни о чём,

Мы живём и умираем.

Роль безумцев под дождём

Мы играем, мы играем...

 

*  *  *

 

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Я расплескал амриту мирозданья.

Я фактор хаоса в процессе созиданья.

Я ноты тень над порванной струной.

 

Я вкус грозы, я запах полумрака.

Я знаю то, что знаю только я.

Я - дверь в Небытие из Бытия

И маленькая щелочка обратно.

 

Я вижу цель, я целеустремлён,

Как та стрела, что промаха не знает.

Я соль огня, я сталь вороньей стаи,

Я пыль дорог, ведущих под уклон.

 

Люби меня, но верить не спеши.

Я - Мара, бог-обманщик, бог-притворщик.

Люби меня, люби не так как прочих

Всей бездной не вагины, но души.

 

Все падежи смешались, ну и ладно.

Все рубежи остались за спиной.

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Я никогда не поверну обратно.

 

Не оглянусь ни с грустью ни с усмешкой

На вереницу соляных столбов.

Кто сделал это? Неужели Бог?

Каков же Дьявол? Быть не хочешь пешкой

 

В чужих руках, так кто тебе мешает

Перекусить зубами поводок

Как пуповину? Больно? Чтож, бывает.

Почувствуй то, что чувствует цветок,

 

Что умирает на твоём столе

В блистательном хрустальном саркофаге.

Я - карандаш летящий по бумаге.

Я - бесконечность скрытая в нуле.

Как зайчик солнечный танцует на игле

Летящей в сердце шпаги,

                                          так и я

Танцую пьяный на своём надгробье

И окропляю собственною кровью

Покрытый пылью камень. Воронья

Кружит средь туч бесчисленная стая.

Что это значит? Если я и знаю,

 

То не хочу нисколько вспоминать.

Постель стократ бездонней чем могила.

Я сделал выбор. Слабость или сила

Мной движет? Тонет в сумерках луна,

Дав нам понять,

                      что всё, что с нами есть,

Отныне стало тем, что с нами было,

А может вовсе не было, бог весть.

О чём бы ни шептались за спиной,

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Виной он обернётся или славой,

Не знаю, а загадывать смешно.

Пытаясь воду превратить в вино,

Не сделаем ли мы вино отравой?

Пусть я не прав -

                          Где те, что вечно правы?

Я - искра в остывающей золе.

Развороши бледнеющие угли.

Я вспыхну вновь и если не потухну,

То мне уже

                    не будет места на земле.

 

Не будет, так не будет - не заплачу.

Мне никогда не нравилась земля.

Другое дело - небо, я

Уверен,  в небе всё совсем иначе.

 

Храни меня, печальный ангел мой.

Я сделал выбор,

                          Выбор был за мной.     

 

 

 

Стихи

Сумерки

Слова

Ангелобоязнь

Пустота

";s:8:"richtext";s:1:"1";s:8:"template";s:1:"4";s:9:"menuindex";s:1:"1";s:10:"searchable";s:1:"1";s:9:"cacheable";s:1:"1";s:9:"createdby";s:1:"1";s:9:"createdon";s:10:"1248167735";s:8:"editedby";s:1:"1";s:8:"editedon";s:10:"1266788961";s:7:"deleted";s:1:"0";s:9:"deletedon";s:1:"0";s:9:"deletedby";s:1:"0";s:11:"publishedon";s:10:"1248168601";s:11:"publishedby";s:1:"1";s:9:"menutitle";s:0:"";s:7:"donthit";s:1:"0";s:11:"haskeywords";s:1:"0";s:11:"hasmetatags";s:1:"0";s:10:"privateweb";s:1:"0";s:10:"privatemgr";s:1:"0";s:13:"content_dispo";s:1:"0";s:8:"hidemenu";s:1:"0";s:11:"blogContent";a:5:{i:0;s:11:"blogContent";i:1;s:0:"";i:2;s:8:"richtext";i:3;s:28:"&w=383px&h=450px&edt=TinyMCE";i:4;s:8:"richtext";}s:9:"loginName";a:5:{i:0;s:9:"loginName";i:1;s:72:"@EVAL if ($modx->getLoginUserID()) return 'Logout'; else return 'Login';";i:2;s:0:"";i:3;s:0:"";i:4;s:4:"text";}s:12:"documentTags";a:5:{i:0;s:12:"documentTags";i:1;s:0:"";i:2;s:0:"";i:3;s:0:"";i:4;s:4:"text";}s:17:"__MODxDocGroups__";s:0:"";} Mike's Site | Сумерки

 

 

                 *  *  *

 

Я тону в лиловых сумерках.

Мне уже не выплыть, мне

Не ослабить лунных судорог

В нарисованном окне.

 

На струне танцуют молнии

Обнажённые как смерть.

Их глаза безумством полные

Ткут из нот тугую сеть.

 

То ли запахи жасминные,

То ли винные пары

Превращают сны невинные

В вальпургиевы пиры.

 

Наливается гормонами

Очерствевшая душа.

Гормональные гармонии

Вызревают не спеша

 

Где-то там, внутри, под корочкой

Пережаренной любви.

Я сложу ладони лодочкой:

Куда хочешь - уплыви!

 

Одарил господь иллюзией -

Не топи её в быту.

Не вяжи сомнений узами

Семикрылую мечту.

 

Сколь гранёными стаканами

Вдохновенье не черпай,

Всё равно оно останется,

Будет литься через край.

 

Всё, что сказано - потеряно...

Не бросай на ветер слов.

Что-то нынче слишком ветрено -

Может это от ветров -

 

Тех, что дуют между пальцами,

Дни и годы унося.

Вечность съёжилась под панцирем,

В пять минут вместилась вся.

 

Сны пришли и сразу умерли

В подподушечном плену.

Я тону в лиловых сумерках.

Я тону, тону, тону...

 

 

                 *  *  *

 

Когда умрёт последний звездочёт,

То ночью над его могилой скромной

Устроят звёзды в небе хоровод,

Все почести воздав ему по полной.

 

И перед тем, как ночь сойдёт на нет,

Одна звезда, из тех, что помоложе,

Сорвётся вниз на крест его, о боже...

И в тот же миг на мир падёт рассвет.

 

Когда умрёт

             последний звездочёт,

То станет вдруг

             весь мир совсем не тот...

 

                 *  *  *

 

Мы только свечи на ветру,

Иллюзий зыбких очертанья,

На перекрёстках мирозданья

Играем в странную игру.

 

Не знаю кто и для чего

Игриво щёлкнул зажигалкой...

Ему-то что, ему не жалко,

А нам с тобою каково

 

В переплетении ветров

Под беспросветными дождями

Хранить своё живое пламя,

Свою случайную любовь?

 

Хранить, лелеять, сберегать

И знать, что это ненадолго,

Что совершенно нету толка...

Но слишком страшно умирать.

 

О боже, что я говорю!

Всё обстоит совсем иначе!

Не верьте! Что вы, я не плачу -

Я просто заживо горю...

 

 

 

              *  *  *

 

Облака вы мои, облака,

Ваша жизнь коротка, но легка -

Беззаботна, беспечна, бездумна...

Вы глядите на мир свысока.

 

Облака вы мои, облака,

Я вонзил бы вам шпоры в бока.

Унесите меня на край света,

Облака вы мои, облака...

 

            *  *  *

 

Небо выпито до дна -

Залпом, чтобы не бояться.

Смерть - она такая цаца,

Ждать не станет ни хрена.

 

Остаётся лишь одно -

Облизать сухие губы.

Смерть облепит наши трупы

Как мушиный рой дерьмо.

 

Нет ни боли ни тепла -

Много ль вырастет на прахе?

Прочь сомнения и страхи,

Прочь рубашки и тела.

 

Кровь разбавлена вином,

Только это не помеха.

Жизнь и смерть как крик и эхо -

Два безумия в одном.

 

Два безумия в одном -

Выбирай себе любое.

Я возьму себе другое -

Что останется. Вверх дном

 

Мир, стакан переверну.

Может, выцежу полкапли,

Полминуты... Впрочем, вряд ли.

Вой, бродяга на луну.

 

От такого бодуна

Не отыщешь панацеи.

Всё, ребята, мы у цели -

Время выпито до дна.

 

 

             *  *  *

 

Я видел свет, я видел свет,

Но знать бы, кто его разжёг...

Порой мне кажется, что бог,

Но чаще кажется, что нет.

 

Я видел свет в душе твоей

И представлял себе наглядно,

Что это отблеск адских доменных печей,

Где все мы будем - ну и ладно.

 

В них черти наши души переплавят

И ничего от нас от прежних не оставят

 

И я не я, и ты не ты,

И нет ни памяти ни снов,

И старый мир как-будто нов,

И мы как-будто бы чисты.

 

И где здесь зло, и где добро

Мы отличить не в состоянье.

И Сатана смеётся, тыча нас в ребро,

На гибель глядя мирозданья.

 

Но мы об этом ничего не знаем,

Как можем, так живём и умираем.

 

 

       *  *  *

 

            Не за горами утро -

            Погасли фонари

            И, кажется, как-будто

            Скажи тебе: "умри",

 

            И ты умрешь с улыбкой

            Застывшей на устах.

            Смерть в нас до пробужденья

            Не вызывает страх.

 

            Нам на глаза упала

            Иллюзий пелена -

            Мы смерть воспринимаем

            Как продолженье сна.

 

            Ну, что случится с нами

            Во сне? Скорей всего,

            Мы просто не проснемся

            И больше ничего.

 

                   *  *  *

 

Улыбка бога словно приговор.

Наперекор всем рекам и рукам

Мы выбрали свой собственный позор,

Оставив славу кольцам и мостам.

 

            Мы превзошли себя,

            Мы снизошли к себе,

            Мы заблудились в собственной судьбе.

 

Растраченное время не вернуть.

Потраченые молью зеркала

Не отразят, не говоря про суть,

Вполне материальные тела.

 

            Мы не были вдвоём,

            Мы не были одни,

            Мы выросли из собственной любви.

 

Забудь о том, что было не с тобой.

Забудь о том, что было вопреки,

И сладкая пленительная боль

Сожмёт в своих тисках твои виски.

 

           Мы сделали аборт,

           Мы сделали апгрейт,

           Мы совершили контрабандный рейд

 

Туда, куда боятся корабли,

Туда, куда не могут поезда.

Не сделав то, что сделать не могли,

Мы заживо сгорели со стыда.

 

Мы вырвали себя у вечной жизни,

Мы вырыли могилу вещим снам.

Мы подчинились собственной харизме,

Как по рукам пойдя по временам.

 

            Мы выдумали мир,

            Не думая о том,

            Что сами в нём окажемся потом.

 

                          *  *  *

 

В укромном местечке

На краешке мира

Под сенью мохнатых

Разлапистых туч

Играю на флейте

Хромого сатира -

А может быть я

Он и есть. Солнца луч,

 

Проникнув сквозь хитро

Сплетённые лапы

Как-будто сквозь латы,

Коснулся руки...

И песня умолкла

На миг, на полтакта,

И вот звуки снова

Чисты и легки.

 

Как-будто и не было

Маленькой фальши,

И флейта бесстыже

Приникла к губам,

И голос чуть хриплый

То ближе, то дальше

Рыдает смеясь:

Не пропал - значит Пан.

 

                     *  *  *

 

Мы догорели, в душах только пепел -

Сгоревших чувств остывшая зола.

Не плачь, когда её развеет ветер,

Освободив уставшие тела.

 

Мы догорели ярко и беспечно,

Мы сотню лет сожгли за эту ночь.

Не надо слёз - ну что такое вечность?

Что делать с ней? Тоску в душе толочь?

 

Мы догорели, мы перегорели.

Мы заплатили сразу и за всё.

Мы кое в чём весьма поднаторели,

Но это нас, как пить дать, не спасёт.

 

Нетленная душа в здоровом теле,

А если тело выдохлось уже?

Ну почему так холодно в постели?

Ну отчего так гадко на душе?

 

Ответа нет ни в голове ни в небе,

И только струны рвутся на лету.

Они-то знают, что такое небыль.

Они-то знают цену за мечту.

 

Они-то знают, но молчать не в силах,

И говорят, как могут, нам с тобой.

Но языка, увы, не знаем мы их,

И струны рвутся, завещая пальцам боль.

 

И закипает кровь, и рушатся основы,

И пламя не щадит ни душ ни тел.

Мы умираем, чтоб родится снова

Из пламени... А ты чего хотел?

 

                   *  *  *

 

Христос воскрес и вам того же.

Невинному прощенья не просить.

Я вышел вон, я сбросил кожу

Змеиную, чтоб крылья отрастить.

 

Пусть говорят, что нету толка -

Рождённым ползать в небе не кружить.

Я чувство ритма с чувством долга

Соединил, чтоб интересней жить.

 

Любовь слепа, любовь как пуля,

Когда захочет, бьёт наверняка.

В горячечном бреду июля

Оплавилась последняя строка.

 

И не понять и не домыслить,

Не вспомнить без натяжек и прикрас,

Что ждёт нас там, за гранью жизни,

Ведь мы там были, были и не раз.

 

Клинок души из ножен тела

Освободив, сдаваться не спешим.

Христос воскрес - так в чём же дело?

Мы то же сможем, если захотим.

 

 

                 *  *  *

 

Я Вам сыграю на свирели -

Вы улыбнётесь мне слегка.

Я нарисую акварелью

На Ваших веках облака.

 

Я ловко вытащу наружу

Всё то, что есть у Вас внутри.

Я сон Ваш девственный нарушу

За четверть вдоха до зари.

 

Я в пальцах скомкаю печаль.

Вам жаль её? А мне не жаль,

 

Ну вот, ни капельки, её богу.

Хотя, бывало, сам порой

Я называл её сестрой

И клал за пазуху в дорогу.

 

И струны рвались на ветру,

И ноты падали на землю.

И их последней воле внемля

Я умирал, а впрочем, вру.

 

Я умирал, но не совсем.

Я становился кем-то. Кем?

 

Не говорите ничего -

Я не желаю знать ответа -

Смотрите, камнем тонет лето

В зыбучих лужах мостовой.

 

Я ненавижу осень, мне

На сердце камнем лёг сентябрь.

Волшебный сказочный корабль

Плывет в небесной глубине.

 

Он разобьётся о закат.

Простите, я не виноват.

 

 

 

 

         *  *  *

 

Я летаю по ночам.

Я летаю, таю...

Исчезаю где-то там...

Где и сам не знаю.

 

Нету крыльев за спиной

У меня, но всё же

Я лечу, о боже мой,

Быть того не может.

 

Я лечу куда хочу

По ночному небу.

Я лечу, лечу, лечу -

Явью стала небыль.

 

Звёзды трогаю рукой

Очень осторожно,

Чтобы не обжечься. Ой,

Руку жжёт безбожно.

 

Утром будут волдыри -

Наплевать, не страшно.

Я летаю, до зари

Время есть пока что.

 

Ткань реальности тонка.

Натяни - порвётся.

Я ныряю в облака,

Я ищу там солнце.

 

А как только нахожу

Сразу возвращаюсь.

И тот час же просыпаюсь...

 

                  *  *  *

 

Выпадут звёзды из дёсен небес -

Их никакой стоматолог не вставит.

Мне наплевать, ангел ты или бес -

Сущность твою осуждать я не вправе,

 

Ибо и сам я не знаю порой,

Кто я  - господь, человек или демон.

Знание зыбко и в зыбкости той

Сам я тону то душою то телом.

 

В ритме безумия плещется джаз,

Нас с головой накрывая в экстазе.

Впрочем, прости, нет, конечно, не нас -

Только меня. Ладно, хватит о джазе.

 

Джаз - это так, чтоб сменить разговор.

Слишком не хочется лезть в эти дебри.

Всё, что горит - всё с размаха в костёр.

Ангелы суть только падшие черти.

 

Всё, что бесценно - пустить с молотка.

Всё, что внутри - взять да вынуть наружу.

Вновь многоточием кончит строка

Путь свой недолгий, неверный, ненужный.

 

Лунным бельмом ночь косится в окно,

Пялится, сволочь, на душу нагую.

Что там, в бокале, вино - не вино?

Может быть кровь? Распознать не смогу я.

 

Да и не важно - всё залпом до дна -

Нечего здесь смаковать до рассвета.

Знаешь ли ты, как сейчас мне нужна?

Знаешь ли, веришь ли, видишь ли это?

 

Мир слишком тесен - искать в нём чудес

Может и глупо, но демон соблазна

Шепчет мне в сердце, что ангел и бес

Дети миров не настолько уж разных.

 

Что если прав он? А если и нет -

Это уже не имеет значенья.

Стрелки бегут, догоняя рассвет,

Не в состояньи замедлить вращенье.

 

Выпадут звёзды из дёсен небес -

Так им и надо и нам вместе с ними.

Мне всё равно ангел ты или бес,

Ибо Любовь выбирает не имя...

 

              *  *  *

 

Рвём когти прочь -

                   Здесь больше нечего ловить.

Здесь даже ночь

                   Давно забыть успела,

Какой он вкус

                   Пожизненной любви.

Я не боюсь,

                   Но мне так надоело,

 

Когда в постели

                   Лёд не тает до утра,

Когда в апреле

                  Опадают листья,

Когда без ветра

                  Пляшут флюгера,

Когда посмертно

                  Тоже, что при жизни,

 

Когда все гости здесь,

                 А ты ушёл в себя,

Когда всё есть,

                 Но ничего не надо.

Давай мы просто

                 Будем жить любя,

Чтоб даже звёзды

                 Выпали в осадок.

 

Давай мы снова

                 Выучимся петь

Ведь, право слово,

                Тошно от обиды,

Что мы как рыбы

                 Пойманные в сеть,

А ведь могли бы,

                Чёрт возьми, могли бы...

 

Давай мы вспомним,

                  Что такое быть собой,

Сорвём все пломбы,

                  Все табу нарушим,

Спасём тела,

                  Не позабыв про души,

Сгорим дотла,

                  Чтоб болью выжечь боль.

 

Не говори -

                Ты знаешь, грош цена словам.

Пусть фонари

                Нам вслед с тобой помашут.

Куда сейчас?

                Туда, где жизнь жива,

Где всё для нас,

                Где есть хоть что-то наше...

 

 

              *  *  *

 

Я забыл, что значит петь.

Ты уснула, ты устала.

Толи осень толи смерть

Нас в силки свои поймала.

 

Трудно ждать, труднее знать -

Ожиданье безысходно,

Ибо реки эти вспять

Течь желают неохотно.

 

Повод есть, а смысла нет,

Да и повод-то ничтожен.

Облаков свинцовый плед

Миру на плечи наброшен.

 

Наша жизнь - осенний лес,

Лес холодный, лес раздетый.

Все надежды гибнут здесь

И спиваются Поэты.

 

Не жалея ни о чём,

Мы живём и умираем.

Роль безумцев под дождём

Мы играем, мы играем...

 

*  *  *

 

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Я расплескал амриту мирозданья.

Я фактор хаоса в процессе созиданья.

Я ноты тень над порванной струной.

 

Я вкус грозы, я запах полумрака.

Я знаю то, что знаю только я.

Я - дверь в Небытие из Бытия

И маленькая щелочка обратно.

 

Я вижу цель, я целеустремлён,

Как та стрела, что промаха не знает.

Я соль огня, я сталь вороньей стаи,

Я пыль дорог, ведущих под уклон.

 

Люби меня, но верить не спеши.

Я - Мара, бог-обманщик, бог-притворщик.

Люби меня, люби не так как прочих

Всей бездной не вагины, но души.

 

Все падежи смешались, ну и ладно.

Все рубежи остались за спиной.

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Я никогда не поверну обратно.

 

Не оглянусь ни с грустью ни с усмешкой

На вереницу соляных столбов.

Кто сделал это? Неужели Бог?

Каков же Дьявол? Быть не хочешь пешкой

 

В чужих руках, так кто тебе мешает

Перекусить зубами поводок

Как пуповину? Больно? Чтож, бывает.

Почувствуй то, что чувствует цветок,

 

Что умирает на твоём столе

В блистательном хрустальном саркофаге.

Я - карандаш летящий по бумаге.

Я - бесконечность скрытая в нуле.

Как зайчик солнечный танцует на игле

Летящей в сердце шпаги,

                                          так и я

Танцую пьяный на своём надгробье

И окропляю собственною кровью

Покрытый пылью камень. Воронья

Кружит средь туч бесчисленная стая.

Что это значит? Если я и знаю,

 

То не хочу нисколько вспоминать.

Постель стократ бездонней чем могила.

Я сделал выбор. Слабость или сила

Мной движет? Тонет в сумерках луна,

Дав нам понять,

                      что всё, что с нами есть,

Отныне стало тем, что с нами было,

А может вовсе не было, бог весть.

О чём бы ни шептались за спиной,

Я сделал выбор, выбор был за мной.

Виной он обернётся или славой,

Не знаю, а загадывать смешно.

Пытаясь воду превратить в вино,

Не сделаем ли мы вино отравой?

Пусть я не прав -

                          Где те, что вечно правы?

Я - искра в остывающей золе.

Развороши бледнеющие угли.

Я вспыхну вновь и если не потухну,

То мне уже

                    не будет места на земле.

 

Не будет, так не будет - не заплачу.

Мне никогда не нравилась земля.

Другое дело - небо, я

Уверен,  в небе всё совсем иначе.

 

Храни меня, печальный ангел мой.

Я сделал выбор,

                          Выбор был за мной.     

 

 

 

Стихи

Сумерки

Слова

Ангелобоязнь

Пустота